• Редцех
  • Текст

Ирина Слуцкая: "Спортсмены бывшими не бывают!"

Известная фигуристка и депутат Думы Московской области Ирина Слуцкая ответила на вопросы участников Редакционного цеха

Виктория Федорова: Ирина, а что вас сподвигло открывать школы скандинавской ходьбы, а не по фигурному катанию, что выглядело бы более логичным?

У меня есть Школы по фигурному катанию в Подмосковье, в Ивановской области. А что касается скандинавской ходьбы, то здесь я тоже, прежде чем предлагать другим, попробовала сама. Когда я впервые прошлась с палками, то была удивлена, проснувшись утром и почувствовав, что у меня болит все тело.  Это была мышечная боль, признаки которой знает каждый спортсмен, реакция мышц организма на тренировку, на правильно подобранную нагрузку, на ее распределение и воздействие. С этого момента я решила больше узнать про скандинавскую ходьбу и услышать мнение медицинских специалистов. Оказывается, при данной нагрузке задействовано 90% мышц, в отличие о обычной ходьбы или бега. У нее практически нет противопоказаний, поскольку такую нагрузку может выдержать любой человек. Еще один плюс – доступность: нужны палки – они недорогие, стоят от 1000 рублей – и обычная спортивная одежда. Хотя некоторые и в джинсах ходят. Мне кажется, главное – одеться по погоде и иметь удобную обувь. А парковых и лесных зон в наших городах, особенно Подмосковных, предостаточно.

Редакция: Первые ваши школы открыты для людей с диабетом? Почему именно диабет?
Физическая активность особенно важна для людей с диабетом. Мы думали, что же мы можем предложить с точки зрения эффективности и доступности, что тоже немаловажно, общались и с медицинскими специалистами, и со спортсменами, и вышли на скандинавскую ходьбу. Все наши подопечные, прежде чем приступить к занятиям проходят скрининг и диагностику организма. Обработкой данных и выработкой индивидуальных рекомендаций по физической активности занимаются научные сотрудники кафедры спортивной медицины и медицинской реабилитации университета имени Сеченова, где разработана программа «Скандинавская ходьба в медицинской реабилитации», а также специалисты Московского областного научно-исследовательского института им. М.Ф. Владимирского (ФУВ ГБУЗ МО МОНИКИ). Сейчас в Московской области функционирует 10 школ скандинавской ходьбы для диабетиков, которые показывают реальные результаты и фиксируют положительные изменения в организме участников проекта в динамике. Я абсолютно уверена в правильности выбора именно этого вида физической активности, поскольку очень многие люди, увидев или услышав о результатах, подхватывают и интересуются, а будет ли школа в нашем городе.

Андрей Осокин: Скандинавская ходьба становится очень популярной, однако, кажется, не все понимают, насколько важна здесь правильная техника. Возможно, сказывается нехватка специальных программ, литературы, видеоматериалов. Что вы могли бы порекомендовать для того, чтобы ходьба приносила пользу?
Я не являюсь инструктором, и когда начинала, то сама брала уроки. Поэтому мое предложение однозначно – начать заниматься с инструктором, чтобы он подробно объяснил, как правильно ходить, с каким наклоном, какой высоты должны быть палки. Сначала можно изучить основы, почитать необходимую литературу, но правильнее получить эти знания из уст квалифицированного специалиста, то есть сертифицированного инструктора.

Редакция: Вы часто рассказываете про потрясающий эффект от скандинавской ходьбы. Какие изменения почувствует человек, например, после месяца занятий?
Если заниматься регулярно, а так и нужно, то подтягиваются мышцы, люди с избыточной массой тела худеют, появляется общий тонус. При любой физической активности организм чувствует себя хорошо. А скандинавская ходьба проходит на открытом воздухе, и подышать кислородом ни для кого не будет лишним. Плюс при ходьбе тренируются сердечно-сосудистая и дыхательная системы.

Редакция: Нельзя не заметить, как сегодня популяризуют бег. В чем принципиальная разница между ним и ходьбой?
Если подходить с научной точки зрения, при беге задействовано 45% мышц, а при скандинавской ходьбе, как я уже заметила, 90%. Более того, каждый волен выбирать. Бег или ходьба.  Но если говорить о людях старшего возраста, то как правило бег противопоказан по состоянию здоровья. Плюс ко всему, когда человек ходит, опираясь на палки, он разгружает коленный и тазобедренный суставы, поясничный отдел. А при беге именно на колени идет особая нагрузка! Кто бегает, тот меня поймет.

Редакция: Как вы выбираете площадки для проведения открытых уроков по ходьбе? Почему решили собраться в парке «Красная Пресня»?
Мы идем туда, где удобно и уютно для наших подопечных. В Москву проще добраться жителям Подмосковья из разных уголков области. Плюс ко всему здесь есть удобные и просторные дорожки для ходьбы. Весной мы проводили в парке Одинцово, теперь решили – на «Красной Пресне». Следующий раз возможно и другое место, мы не привязываемся к одной точке.

Анна Хмельник: У вас есть школы фигурного катания. Каковы перспективы их воспитанников за пределами области?
У меня на сегодняшний день катается более 200 детей, пока нет чемпионов Европы и мира, но все детки выступают, достигают определенных результатов – выполняют нормативы и получают разряды, стремятся к наградам. На сегодняшний день у нас достаточно талантливых ребятишек, на которых мы безусловно надеемся в ближайшем будущем.

Редакция: Наверняка надеются и родители этих детей. Планируете ли вы как-то поддерживать и продвигать наиболее успешных учеников в их светлое спортивное будущее?
Здесь нельзя однозначно ответить, потому что никогда не знаешь, кто из них станет чемпионом. Я приезжаю в свою школу, даю советы, общаюсь с ребятишками и родителями, подсказываю тренерам, я многих своих подопечных знаю, болею и переживаю за них. У кого-то из них получается, у кого-то пока нет – это спорт.

Анна Цыганкова: Вопрос вам как депутату с блестящим спортивным прошлым, который теперь отвечает за здоровье населения Подмосковья. В СМИ и интернете активно рекламируются товары и услуги, но почти нет рекламы здорового образа жизни. Хотя это должна быть реклама совершенно другого типа – социальная, побуждающая людей разного возраста заниматься спортом. Как вы считаете, есть ли потребность в этом? И если – да, то какой видите формат этой рекламы?
Я бы сказала, что не столько важна реклама, сколько наш личный пример. Нас – медийных личностей, депутатов, спортсменов. На нас смотрят и на нас равняются. И только личным примером, взяв скандинавские палки в руки, пробежав дистанцию вместе со всеми, мы можем показать, что здоровый образ жизни очень важен. И хочу заметить, я много езжу по стране, на различных спортивных мероприятиях я вижу много молодежи, которая живет спортом, отказывается от употребления алкогольных напитков и не курит. Если говорить о социальной рекламе – все может быть. И это не только телевидение, но и социальные сети, где сейчас вся наша молодежь. Займись спортом, сделай хештег #зож, покажи, что это круто своим друзьям – подписчикам, это уже хорошая реклама. Мы сами, своим личным примером должны показывать, как нужно. Вот ходьба – я не только говорю о ней, беру палки и иду со всеми. По крайней мере, такая моя политика, и я придерживаюсь ее.

Редакция: В Думе – как государственной, так и московской областной много бывших спортсменов. Есть ли у вас какое-то негласное сообщество, обсуждаете ли насущные проблемы между собой?
Спортсмены бывшими не бывают. (Смеется.) Мы с коллегами общаемся. Но если по вопросам законодательного аспекта, то, безусловно, мы общаемся внутри Комитетов. И у меня комитет не спортивный, а по охране здоровья.

Редакция: Вы поступили в аспирантуру, ждете к себе каких-то поблажек в учебе?
Нет, почему у меня должны быть поблажки? (Смеется.) Я, как все, училась, создавала и защищала магистерскую диссертацию. Очень много вопросов мне задавали – как всем. Я иду на заочное отделение – на очное у меня не получается – и сижу, пишу, учусь, что мне очень интересно.

Редакция: Вы сказали, что ваша политика – не только говорить, но и дело делать. Не могли бы вы рассказать о значимых делах за год вашей работы депутатом?
Депутатскую работу можно разделить на несколько составляющих, это и законодательная в части принятия новых законов или поправок к ним, она больше коллективная, и работа с моими избирателями в городах и поселениях, и контроль исполнения областных программ. Было бы неправильно самой говорить о значимых или незначимых делах. Если за этим стоит судьба человека, и я могу помочь, то вне зависимости от значимости я делаю все, что могу.

Редакция: В чем для вас главная сложность работы депутатом – делать реальные дела, сдерживать обещания перед избирателями?
Я никогда не даю никому обещания, я внимательно выслушиваю и стараюсь решить. Депутат должен знать все, так считают многие, и требуют решения вопроса в данную секунду. И очень жаль, когда человек уходит с обидой. Но несмотря на это, мы дальше разбираем этот конкретный вопрос, и как правило решаем его. И хочу заметить, вопросы могут быть как из сферы здравоохранения, так и ремонта дорог, мусора, трудовых и бытовых споров.

Редакция: Сейчас много говорится об оптимизации системы здравоохранения, но люди относятся к этому скептически и с недоверием. Что вы могли бы сказать об этих изменениях и есть ли что-то важное, что вам хотелось бы отметить?
Да, действительно. Подходы к оказанию медицинской помощи меняются. Как и любые перемены, они требуют апробации и дальнейшей коррекции для того, чтобы они в наименьшей степени доставляли неудобство жителям. В этом году в Московской области активно внедрялась электронная запись к специалистам, введены в действие перинатальные центры, в которые приезжают рожать даже москвички. Построены современные сосудистые центры. Совместно с муниципалитетами решается вопрос обеспечения молодых врачей жильем. Конечно, не все совершенно, но то, что высокотехнологичная помощь стала доступнее, это факт, то, что ремонтируются и оборудуются современной техникой учреждения, тоже имеет место быть. К сожалению, близость к крупному мегаполису не дает нам в полной мере решить вопрос обеспечения кадрами.
Однако хочу заметить, жители волнительно воспринимают эти изменения от недостатка информации, и здесь задача, в том числе депутатов, особенно муниципальных, активнее работать с населением. Например, каждый имеет возможность раз в три года пройти диспансеризацию, она позволяет выявлять заболевания на ранних стадиях. Но не каждый ее проходит. Почему? Не хватает времени, информации, не мотивирован. Ведь именно осложнения являются тяжелым последствием заболевания человека и финансовым бременем для системы здравоохранения, и здесь каждая из сторон должна быть заинтересована.

Редакция: Не опасались ли вы, что вам как человеку творческому, а фигурное катание – это же творческий вид спорта, будет некомфортно и скучно в кресле депутата?
Я хочу вас удивить, но в кресле сидеть не приходится. Работа в Думе построена таким образом, что мы постоянно на связи с жителями. Работаем в своих поселениях. Но я продолжаю еще немножечко кататься, выступать, чтобы получать энергетику зрителей. Своих зрителей я люблю, а фигурное катание остается для меня тем делом моей жизни, от которого я смогу отказаться нескоро.

Редакция: Вы участвуете в новогодних ледовых шоу. Легко ли вам дается перевоплощение из чиновника в артистку и наоборот?
Фигурное катание – это огромная, огроменная часть моей жизни. Там я одна, здесь другая. Но это не перевоплощение. Мне играть не хочется. Я не артистка.

Константин Утолин: Вопрос из области фантастики. Сейчас активно обсуждается возможность, что обеспеченные люди, смогут заказывать генетические модификации плода во время беременности и получать детей по заказу, причем это будут дети, несущие их гены, но при этом улучшенные по способностям, уровню здоровья и долголетию. Если бы вы могли это сделать, то стали бы задавать своим детям гены способностей к какому-либо виду спорта или повышенному уровню сопротивления болезням, которые сделали бы ваших детей более конкурентоспособными в современном быстро изменяющемся мире и могли бы помочь им повторить или превзойти ваши достижения в спорте?
(Смеется.) А зачем нам вмешиваться, если природа создает каждого человека уникальным в своем роде? Единственное, что я оттуда взяла бы, – чтобы дети были здоровыми. А все остальное… слушайте, жить неинтересно будет. Вот представляете, у меня ребенок родился, и я знаю, во столько лет он пойдет, потом сделает то и это. А зачем это надо? Каждый человек индивидуален и в нем, может быть, есть то, чего нет в его соседе. Для этого мы и живем, чтобы в своих детях развивать какие-то навыки, таланты, давать им возможность выбирать. А так заранее все будем знать – и как ребенку будет неинтересно жить, когда все будет по шаблону, по расписанию. И он будет знать, что в 19 лет станет ученым, в 25 получит нобелевскую премию, лет в 100 умрет, а где-нибудь в промежутке он родит троих детей, двое из них будут девочки, один – мальчик, которому привьют еще какой-нибудь генетический штамм. Какой смысл, вы что? (Смеется.)

Видео подготовлено специально для проекта Здрав.ФОМ

Попробуйте создать свою статью прямо сейчас!

Рекомендованные материалы