• Редцех

АРО, где получают второй шанс на жизнь

Врач-реаниматолог из Рязани Валентина Камаева рассказывает, что заставляет докторов ежедневно идти на работу и ради чего они порой жертвуют своей личной жизнью.

Все чаще можно наблюдать, как в СМИ, автобусе, больнице, магазине ругают наше здравоохранение и, в частности, врачей. Даже я, так преданно любящая медицину и с пеной у рта защищающая наших врачей, находясь на месте пациента, не раз сталкивалась с погрешностями в системе здравоохранения. Врачи в государственных больницах нашей страны встречаются с различными проблемами: дефицит лекарственных средств и расходных материалов, нехватка кадров, плохие условия труда, тяжелые бессонные дежурства, неблагодарные, а порой и агрессивные пациенты. Но сегодня мне хотелось бы поговорить о другой стороне медицины.
Несмотря на все вышеперечисленные недостатки, врачи и медицинские сестры изо дня в день борются за жизнь каждого больного, порой жертвуя своим личным временем, общением с друзьями и родными людьми. Иногда я задаюсь вопросом: почему они это делают? Что заставляет их идти каждый день на работу? Ведь половина пациентов, которых переведут на долечивание из реанимации в профильное отделение, даже не вспомнят твоего лица, не то, что имени. Отдачи в профессии реаниматолога меньше, чем душевных и физических вложений. Однако бывают такие истории спасения пациентов, которые стоят многих лет беспробудной и тяжелой работы.
Реанимация — это целый мир, где царят свои правила и порядки. Каждый пациент, да и медицинский работник, проходя мимо дверей реанимации, испытывает смешанное чувство тревоги, волнения и надежды. При сообщении родственникам о том, что их близкий в реанимации, рефлекторно проступают слезы, начинается паника. Здесь люди умирают и получают второй «шанс» на жизнь. Это отделение пугает своей таинственностью и неизвестностью, потому что «Посторонним вход воспрещен!»
В АРО пациент попадает под тщательное наблюдение врачей, медицинских сестер, санитарок, которые ни днем, ни ночью не оставят его и будут следить за параметрами жизнеобеспечения. Недаром пациенты, находившиеся длительное время в АРО и переведенные в профильное отделение по причине улучшения состояния, становятся частью этого мира. Через месяц-другой «бывшие» больные приходят уже сами, на своих ногах, «похвалиться», что живы и здоровы, принести тортик или цветы и сказать спасибо. И все отделение встречает их с неподдельной радостью в глазах. В такие моменты понимаешь, что работаешь не зря. Что твой пропавший билет в театр, пропуск дня рождения друга, бессонные ночи совсем уже забылись, а момент выздоровления тяжелого, как тогда казалось, безнадежного пациента запомнится надолго.
К сожалению, случаются и потери. Потери пациентов, которых ты несколько часов назад встретила с машины СМП, или за жизнь которого вы месяц боролись всем отделением, воспринимаются тяжело. Вопреки расхожему мнению, реаниматологи не стальные и не бездушные люди. Они часто пропускают через себя жизнь пациента, общаются с его родственниками и друзьями, и порой плохую весть приходится сообщать именно им. Недаром работники АРО наиболее часто подвержены профессиональному выгоранию. Проработав какое то время, ты начинаешь учиться отгораживаться, экранируешь и разделяешь рабочие события и свою жизнь за пределами больницы. Потому что можно выгореть окончательно. Но, несмотря на трагические и грустные моменты, хочется вновь возвращаться в отделение, работать, лечить, общаться с коллегами и узнавать что-то новое. За той закрытой дверью с грозной надписью АРО работают чуткие люди с открытой душой, способные полностью отдаваться своей профессии.
Автор статьи Валентина Камаева

Попробуйте создать свою статью!

Создать

Поделитесь публикацией

Подписаться на коллекцию удивительного

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и  Политикой конфиденциальности

Рекомендованные материалы