• События

40% оборудования для косметологических процедур в России – контрафакт

Открывая дверь в салон красоты, медклинику, набирая номер частного косметолога, человек зачастую оказывается один на один с контрафактом. Его единственное орудие — собственная компетенция

qr-code
40% оборудования для косметологических процедур в России – контрафакт

Под угрозой – здоровье и безопасность пациентов клиник эстетической медицины, а также репутация и финансовое благополучие участников рынка косметологических услуг, оцениваемого более чем в 100 млрд рублей. Оборот поддельных, незарегистрированных либо незаконно реализованных продуктов несколько лет назад составлял 200 млн долларов и с тех пор вряд ли сократился. Контроль и надзор на этом высоко маржинальном и быстро растущем рынке оставляют желать лучшего.

Контрафакт в сфере эстетической медицины – это неоригинальная продукция, произведенная «под оригинальную», будь то аппараты или инъекционные препараты; это фирменный продукт, попавший в страну незаконным путем (контрафакт по ввозу); это тайпсквоттинг (регистрация доменных имен, близких по написанию к известным сайтам) и даже отзывы в интернете о работе клиники, оборудования, процедуре – и те могут быть сфальсифицированы.

Контрафакта хватает и на других массовых потребительских рынках. Опасность недобросовестных «аналогов» оригинальной продукции в таком заманчивом деле, как человеческая красота, означает угрозу жизни, здоровью, в лучшем случае — внешности. 

Насколько любители красоты переоценивают свое знание рынка и оценку рисков, говорят цифры. По данным юридической компании BrandMonitor, 86% потребителей считают, что способны распознать подделку. На деле тех, кто может отличить фирменный аппарат от аналога из Китая и США (стран, откуда, по данным экспертов, идет максимум «эстетического» контрафакта) или различить «неточности» в форме бутылочки или на этикетке с гиалуроновой кислотой, – всего 32%. «Люди не понимают, что та же гиалуроновая кислота – это собирательное название. Выбирают, что дешевле, а не то, что подходит для данной конкретной процедуры», — комментирует врач косметологической клиники. Юрий Вопилов, генеральный директор BrandMonitor, подтверждает: «Дефицит информации рождает среди потребителей множество заблуждений, которыми охотно манипулируют торговцы подделками и контрафактными услугами».

«Потребитель не ориентируется в продуктах и брендах. Рентабельность на рынке зачастую достигается за счет компромиссного отношения к качеству продукции. На кону – безопасность пациентов, реноме акторов рынка. Наше желание – чтобы рынок был цивилизованным», — говорит Ольга Степанова, генеральный директор Merz Russia, российского филиала одного из мировых лидеров эстетической медицины Merz Pharma.

Эксперты констатируют, что пациенты не имеют представления и о реальной стоимость услуг эстетической медицины. По данным BrandMonitor, подавляющее большинство опрошенных — 92%! – называют цену намного ниже реальной стоимости услуги. А ведь цена – помимо сертификатов и отзывов потребителей — один из критериев верификации услуги. «Люди же стараются выбирать психологически комфортную цену», — поясняет Юрий Войнилов, аналитик BrandMonitor. Например, при реальной стоимости процедуры безоперационного ультразвукового SMAS-лифтинга на оригинальном оборудовании в 100 тыс. рублей более половины пациентов оценивают ее в диапазоне от 5 до 30 тыс. рублей, менее 5 тыс. рублей – 21%, свыше 60 тыс. рублей – 4 %.

Выходит, что рыночную цену не знает никто из респондентов, да еще 46% из них готовы пройти эту процедуру по объявлению в соцсети. Главное отличие оригинальных аппаратов SMAS-лифтинга от высокотехнологичных подделок в том, что фирменное оборудование оснащено дорогостоящей системой визуализации, благодаря которой доктор видит сосуды и нервы, контролирует свои действия и способен избежать побочных эффектов, например пареза лица.

Отсутствие культуры цивилизованного бизнеса, если без обиняков, цинизм  – одна из черт рынка эстетической медицины. По результатам исследования BrandMonitor, 69% продавцов признаются в торговле подделками, а 46% уверены в легальности своей деятельности. Вслед за ними чуть ли не половина потребителей считают реплики фирменных изделий качественной продукцией, уподобляя высокотехнологичное оборудование и малоинвазивные процедуры сумкам или часам.

 «Локомотив» контрафактной продукции в косметологии – частные косметологи: зачастую они не имеют возможности получить нужные лицензии и сертификаты, не имеют доступа к оригинальным аппаратным средствам и препаратам, проводят процедуру у себя или клиентов на дому, порой не имеют специальных навыков, образования и опыта. Им в помощь – сайты-одностраничники и соцсети, где распространяется контрафакт.

Потребители же на словах демонстрируют ответственное отношение к своему здоровью, явно выдавая желаемое за действительное: 86% респондентов не согласились бы на инъекции с использованием неоригинальных препаратов, а 79% не готовы проходить процедуру SMAS-лифтинга на неоригинальном аппарате.

Выходит, быть красивым и блистать молодостью хочется, а платить за это адекватные деньги и тратить усилия на идентификацию контрафакта  — не очень. Эксперты считают, что выход из неблагополучной ситуации на рынке эстетической медицины – просветительская работа брендов и клиник, системные действия контрольно-надзорных органов по изъятию контрафакта и формированию адекватного нормативного правового поля, закрытию сайтов-распространителей, легализации косметологов-надомников.

А тем, кто отправляется в салоны и клиники за красотой, стоит помнить, что все имеет свою цену, дешево хорошо не бывает и человек прежде всего сам ответствен за принимаемые решения, свой выбор, здоровье и благополучие.

Наталия Кий

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2019 Фонд «Общественное мнение»