Эксперты опровергли аргументы антипрививочников на public talk, организованном Mail Здоровье

Родители, не получившие адекватную информацию у лечащего врача, нередко черпают из интернета «теории заговора», считают они

qr-code
Эксперты опровергли аргументы антипрививочников на public talk, организованном Mail Здоровье

Благодаря вакцинам человечество достигло невероятных результатов в борьбе с инфекциями. Как уверены эксперты ВОЗ, таких факторов, как соблюдение правил гигиены, высокий уровень санитарии, безопасные продукты питания и чистая вода, самих по себе недостаточно для борьбы с инфекционными заболеваниями. Если не поддерживать на оптимальном уровне показатели коллективного иммунитета, то болезни, предупреждаемые с помощью вакцин, вернутся вновь. Без массовых прививок такие редкие теперь недуги, как коклюш, полиомиелит и корь, вскоре вновь станут распространенными.

Все это, казалось бы, очевидно. Но, увы, одним из трендов медицинской моды уже несколько десятилетий остается отказ от прививок. Существует даже движение «антипрививочников» со своими идеологами, манифестами и огромным количеством информационных ресурсов, где утверждается, что прививки не приносят особой пользы, но влекут за собой тяжелые осложнения.

Однако нет дыма без огня, так что полезно разобраться, на чем строятся убеждения таких людей. В ходе публичного обсуждения, организованного Mail Здоровье, врачи — педиатр, доцент кафедры инфекционных болезней детей РНИМУ им. Н.И. Пирогова Иван Коновалов и терапевт, кардиолог, научный сотрудник отдела кардиологии Сеченовского университета Ярослав Ашихмин — прокомментировали основные «железные» аргументы противников прививок и показали их несостоятельность.

Аргумент первый. Иммунная система младенца не созрела, поэтому делать все прививки, как положено по национальному календарю, опасно. Лучше сделать только самые важные, а остальные отложить хотя бы до года.

«Я сказал бы, что это просто дремучесть, — комментирует Ярослав Ашихмин. — Многим родителям трудно понять, что ребенок с самого начала окружен огромным количеством очень похожих на вакцину, только менее очищенных компонентов — антигенов, которые раздражают иммунную систему и таким образом подготавливают ее. И еще один компонент, который они получат в прививке, может быть таким же, как остальные. У ребенка может и без вакцины развиться, например, пищевая аллергия. Конечно, прививки сопряжены с рисками. Но родителям не нравится, что это шприц, что это ампула. Это пример архаичного мышления».

Иван Коновалов, опровергая довод о незрелости младенческого, опирается на собственный опыт: «Иммунитет новорожденных лучше воспринимает многие антигены, и я могу с уверенностью сказать, что чем младше ребенок, тем проще он переносит вакцинацию. Когда ко мне приводят на прием 3—4-летних детей, я спрашиваю: "А в роддоме-то привились?". Часто родители отвечают, что сделали прививку только от туберкулеза, а остальные делать не стали, потому что считают их опасными. Хотя по сути ребенок самый сложный препарат уже получил и хорошо на него среагировал». Я объясняю родителям, говорит педиатр, что все остальные вакцины по количеству антигенов, которое получает ребенок, даже не перекрывают БЦЖ (вакцину от туберкулеза), и еще до этого, во время родов, малыш, если он проходил родовые пути матери, получил огромное количество антигенов, сталкиваясь с ее микрофлорой.

«Я скажу, наверное, не самые приятные слова: национальный календарь прививок любой страны написан кровью детей, — жестко формулирует И. Коновалов. — Именно из этого расчета и создавались вакцинные препараты. Многие родители после года начинают считать ребенка полноправным членом общества и везде брать с собой, расширяя таким образом эпидемиологические границы контактов с инфекциями. Они боятся антигенов вакцины, потому что иммунитет еще не совершенен, но не боятся взять ребенка под мышку и улететь в Европу, в которой сейчас вспышка кори».

Вопрос безопасности вакцинации давно решен для специалистов, и статистики предостаточно, потому что вакцинные препараты вводятся большому количеству людей, считает врач-педиатр. А такой, скажем, факт, что ребенок в возрасте 6—9 месяцев вполне может есть на площадке песок и заболеть из-за этого столбняком, родители по какой-то причине игнорируют. Тут нужно исходить из здравого смысла: или вы хотите защитить своего ребенка от инфекций, которые реально существуют, или вы боитесь определенных реакций и осложнений.

Аргумент второй. У вакцин много побочных действий и осложнений.

У людей нет понимания, что реакция на вакцину — это абсолютная норма, а осложнения могут возникнуть не только в связи с прививкой, но и после употребления какого-то пищевого продукта, поясняет Иван Коновалов. Для медицинского сообщества совершенно очевидно, говорит он, что вакцинация является залогом, базисом здоровья в плане нераспространения социально опасных болезней. Но при этом мы стали заложниками успеха вакцинации. Ведь когда вакцин не было и разрабатывались принципы прививания той же самой натуральной оспы, никого не волновало огромное количество осложнений в ответ на вакцинацию. И царская семья прививалась, напоминает доктор, чтобы показать, что прививаться можно и нужно, хотя регистрировались тяжелые осложнения вплоть до летальных исходов.

«Но если мы говорим о текущей ситуации, то процент осложнений на любой из видов вакцин гораздо ниже, чем частота встречаемости тяжелой анафилактической реакции или отека Квинке как реакции на арахис, например, или экзотические фрукты. Если мы оперируем большими цифрами, то понимаем, что эффективность вакцинации стала ее проблемой, потому что она поставлена на конвейер, и люди задают себе вопрос — а можно ли прививать всех подряд. Они начинают искать альтернативную информацию и, конечно, находят ее в полной мере», — сокрушается Иван Коновалов.

«Важный момент — общение с пациентами, — добавляет Ярослав Ашихмин. — Я вижу огромную проблему в том, что с людьми не разговаривают. Система в принципе не дает возможности провести переговоры за 12–15 минут, отведенные на прием. Степень знания о своем здоровье у наших пациентов обычно неудовлетворительная. Ты должен построить базис, объяснить человеку, почему именно ему необходима вакцина. А если просто скажешь, что так нужно, — он покивает головой и уйдет, но ничего не будет делать».

Аргумент третий. Прививки могут стать причиной аутизма.

Проблема расстройств аутистического спектра плохо изучена, поясняет Иван Коновалов, и до сих пор мировое медицинское сообщество продолжает разбираться в причинах: генетических, внешних. Это очень сложная тема. «Пока существуют определенные критерии постановки диагноза, — говорит он. — Есть девять пунктов, и если семь из них присутствуют, ребенку ставят диагноз "аутизм". На данном этапе затруднительно определить, почему в последнее время рождается все больше детей с таким диагнозом, статистика пока ответа не дает. Но история применения вакцинных препаратов гораздо дольше, чем нынешний всплеск РАС. И известно достаточно метаобзоров, которые показывают, что в группах прививающихся и непрививающихся частота РАС одинакова».

Не стоит забывать, что есть понятие «медицинская мода», подчеркивает доктор. «Мы живем в мире, где информация распространяется быстрее, чем будет проверена специалистами. Можно зайти куда угодно и прочитать что угодно, а потом специалист должен будет аргументированно давать заключения на чьи-то мнения. Это в каком-то смысле дискредитирует врачей, потому что они эксперты, но им постоянно приходится доказывать, что они правы», — считает И. Коновалов.

Аргумент четвертый. Детскими болезнями (корью, ветрянкой, краснухой) лучше переболеть в детстве и получить естественный иммунитет. Деды болели, и мы будем болеть.

«Так называемых детских инфекций не существует, и вспышка кори в середине нулевых в Европе это показывает. Она добралась до нас в 2011 году и среди заболевших было много лиц старше 20 лет», — отвечает И. Коновалов. «Корь — это очень серьезно, это не ветряная оспа, это очень серьезная угроза с эпидемической точки зрения и с точки зрения вреда для организма», — добавляет Я. Ашихмин.

«Что касается опыта наших дедов и бабушек, когда от той же кори и коклюша могли погибнуть 10 детей из 15 живорожденных, то это очень странный аргумент, — говорит доктор Коновалов. — А что касается идеи "переболеть лучше в раннем возрасте" — это совершенно иррационально, если есть доступный инструмент профилактики». Прививка против ветряной оспы существует с конца 80-х годов, Япония, например, уже не знает, что это такое. А у нас до сих пор отмечаются ветряночные энцефалиты, заключает педиатр.

Аргумент пятый. Прививка от гриппа, например, бесполезна, потому что он постоянно мутирует.

«Да, вакцина от гриппа по сравнению с другими менее эффективна, это действительно так, он мутирует, — подтверждает Иван Коновалов, — но это всегда ожидаемо. Производители постоянно обновляют информацию о штаммовом составе на текущий сезон. Ожидание того, что будет циркулировать, совпадает с реальностью на 50—75%. То есть половина привитых, грубо говоря, не заболеет».

К сожалению, многие не боятся гриппа так, как стоило бы бояться, подчеркивает доктор, думают, что это просто простудная инфекция, насморк, температура… Но это совсем не так, и широко известный пример — испанка (одна из мутаций гриппа), ставшая, вероятно, самой массовой пандемией гриппа за всю историю человечества по числу заразившихся и умерших. В 1918—1919 годах во всем мире испанкой было заражено около 550 миллионов человек, или 29,5% населения Земли, а погибло от нее 50–100 млн человек. Это сопоставимо с потерями во время Первой мировой войны.

Оценка ежегодной косвенной летальности от гриппа была дана в метаобзоре примерно два года назад, говорит И. Коновалов. «И цифры пугают — это от 250 до 500 тыс. человек в мире. Если говорить про развитые страны, например США, у них летальность достигает 20—30 тыс. в год. В случае России трудно оперировать цифрами, у нас летальные исходы после гриппа регистрируются редко, потому что в основном погибают пожилые люди от осложнений заболеваний сердечно сосудистой системы и других». 

В 2009 году возникла пандемия свиного, или «калифорнийского» гриппа, добавляет доктор. Количество летальных исходов также было довольно большим, поскольку этот грипп поражал не только носоглотку, но и сердце, легкие, сосуды, и летальность среди даже относительно здоровых людей была выше.  

Нужен контакт родителей с врачом

Оба эксперта сходятся во мнении, что в ошибках виноваты не только и не столько сами родители. Часто равнодушие врача, умалчивание каких-то деталей снижает эффективность лечебного процесса. Только через повышение квалификации медперсонала мы сможем прийти к повышению уровня знаний у родителей, считают И. Коновалов и Я. Ашихмин, потому что родители, которые не получили адекватную информацию у лечащего врача, начинают искать ее в других местах, интересоваться различными теориями и черпают в интернет-пространстве «теории заговора». Поэтому врачам, особенно в педиатрии, нужно развивать умение контактировать с пациентом.

МАРИНА КОЛОКОЛОВА

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
© 2018 Фонд «Общественное мнение»