• Персоны

Михаил Югай: «Российскому здравоохранению требуется конкурентная среда»

В этом убежден генеральный директор Фонда Международного медицинского кластера в Сколкове, кандидат медицинских наук, доцент НИУ «Высшая школа экономики».

qr-code
Михаил Югай: «Российскому здравоохранению требуется конкурентная среда»

Производная от конкуренции

– Российское здравоохранение переживает интенсивные изменения. Какие поля деятельности появляются в связи с этими изменениями?

– Здесь не обойтись без традиционного сравнения отечественной и западной медицины. Необходимо учитывать, что в 90-е годы, когда шел основной прогресс в знаниях и технологиях, российская медицина существовала в бесконкурентной среде, в то время как западная – развивалась в условиях конкуренции. Сегодня страны, где конкуренция была выше, ушли дальше по таким показателям, как продолжительность жизни, уровень смертности, удовлетворенность пациентов медицинскими услугами и т.д.

Поэтому первое, в чем, на мой взгляд, нуждается российская система здравоохранения, – создание конкурентной среды. Это будет весьма полезно и для медиков, и для пациентов. Ведь пациентоориентированность медицины – производная от конкурентной среды. Увы, в нашей системе здравоохранения пациент стоит далеко не на первом месте.

Я преподаю в Высшей школе экономики и однажды провел опрос магистров-медиков по приоритетам в здравоохранении. Получил удивительные результаты: на вершину пирамиды была поставлена удовлетворенность начальника работой подчиненного. Далее следовали уровень зарплаты и экономика учреждения, и только на четвертом месте оказался пациент. Это парадокс: медицина существует для того, чтобы лечить людей. Поэтому одной из задач становится переключение фокуса внимания на пациента.

Во-вторых, в нашей стране есть возможность создать здравоохранение с чистого листа, как произошло в Южной Корее, где на базе технологических достижений выстроена новая медицинская система, и она сегодня высоко котируется в мире.

В-третьих, для строительства такой новой системы россияне имеют высокий образовательный и креативный потенциал.

– К слову, о потенциале. В современной экономике все больший вес приобретает человеческий капитал. Какую роль здесь играет здравоохранение?

– Сегодня биомедицинские технологии являются одним из основных драйверов нового экономического уклада. Экономики мира постепенно перестают базироваться на материальных ресурсах и переходят на ресурсы нематериальные. Компании с наиболее высокой капитализацией производят то, что нельзя потрогать руками: идеи, услуги, коммуникации. Экономика идей приходит на смену экономике денег и ресурсов.

По оценкам ООН, к 2050 году в городах будет проживать более 2/3 всего населения мира, при этом население будет концентрироваться в 600 мегаполисах. А по прогнозам международной консалтинговой компании McKinsey, города уже к 2030 году обеспечат свыше 80% потребления экономике. Успешность человека во многом зависит от его здоровья. Человеческий капитал – материя, непосредственно зависящая от состояния системы образования и здравоохранения.

Нано, био, инфо…

– Каких новых профессий в здравоохранении требуют новации?

– Медицинская отрасль объединяет в себе множество профессий будущего. Прогресс сосредоточился на границе нано-, био-, информационных и когнитивных технологий, так называемой NBIC-конвергенции.

Вполне возможно, что в будущем докторов, например, сменят ИТ-медики. Ведь уже известно, что 80% диагнозов ставятся по стандартной схеме сопоставления данных обследования со стандартными признаками заболеваний. Такие функции легко может выполнять машина, но потребуется тот, кто сможет при необходимости работать с этой машиной. Кроме того, современные форматы коммуникации уже сейчас формируют высокий спрос на специалистов по телемедицине.

Прогресс очевиден и в материалах, которые используются в медицине. Сегодня в здравоохранении активно применяют искусственные суставы, мультифокальные хрусталики, материалы, замещающие естественные ткани человека, например, костную. Соответственно: понадобятся материаловеды.

Еще одна новая профессия – биоэтика. Развитие медицины ставит перед нами множество трудных нравственных вопросов: прерывать ли беременность, если известно, что ребенок родится глубоко больным? Выпускать ли на рынок лекарство, если оно из-за высокой себестоимости будет доступно только ограниченному числу людей? На эти и многие другие вопросы должна ответить биоэтика. Сегодня таким вещам практически нигде не учат, но это профессии ближайшего будущего.

– Как российские наработки в новых направлениях медицины, например технологии NBIC, выглядят на фоне зарубежных? Какой опыт наши медики смогут перенять у зарубежных коллег и чему те могут научиться у россиян? Планируется ли использовать трансфер технологий с Запада и Востока?

– Несколько лет назад  Высшая школа экономики провела анализ, который показал, в каких областях российская наука опережает западную, в каких отстает, а в каких – держит паритет. Сразу скажу: не все у нас так плохо, как принято считать. Есть области, где за Россией – научное лидерство. Это определенные области биологии, разработка новых материалов, иммунология. Из достижений особенно отмечу московскую ЕМИАС (Единую медицинскую информационно-аналитическую систему), а также создание инфарктной и инсультной сетей в Москве. Это передовые технологии, которые имеются далеко не во всех развитых странах и вызывают восхищение у иностранных коллег.

Что касается трансфера технологий, то каких-то определенных намерений нет. Медицина уже давно стала открытой областью знаний, где международное сотрудничество – скорее правило, чем исключение.

Тренируйся на роботах

– Вы возглавляете Международный медицинский кластер в Сколкове, на территории которого планируется создать полностью цифровой госпиталь Bundang. В чем заключается его цифровизация?

– Это южнокорейский проект, филиал Сеульского национального госпиталя Bundang.  Одно из достижений медицины в Корее – построение с нуля технологичной медицинской платформы. И Bundang – отражение этого тренда. Его деятельность полностью построена на ИТ-решениях. Во-первых, в госпитале разработали информационную система BestCare с электронным архивом данных, системой передачи биометрических данных, «умными» системами принятия клинических решений и управления ресурсами. С развитием подобных медицинских технологий врачи могут больше времени заниматься решением сложных задач. Во-вторых, для пациентов в госпитале есть смарт-кровати («умные» кровати), на экране которых пациентам доступны сведения о лечении, анализах. Смарт-кровати кастомизированы под конкретного пациента и поддерживают нужную температуру, свет, угол наклона. В-третьих, хирурги Bundang активно применяют роботов, например Да Винчи и гамма-нож для определенных операций, а также другое оборудование на базе искусственного интеллекта. Словом, Bundang – госпиталь, где будущее уже наступило.

Международный медицинский кластер (ММК) в Сколкове создан в 2016 г. правительством Москвы при поддержке мэра. Цель – привнести мировые стандарты оказания медицинской помощи в Россию, создать территорию свободного обмена знаниями и передовыми технологиями. В 2018 г. открылся диагностический центр, оператором которого стала израильская клиника Hadassah. Строится южнокорейский цифровой госпиталь Bundang и терапевтический корпус под управлением Hadassah. Еще три медицинских клиники проектируются: Центр французской медицины под управлением Университетского госпиталя Страсбурга, испанская клиника Roman Fernandes, французская клиника Orpea.

– На территории ММК планируется запуск учебно-тренировочного центра. Чем он будет оснащен?

– Основной акцент в оснащении центра сделан на симуляционном оборудовании. Речь идет, прежде всего, о роботах-пациентах. Конструкция роботов повторяет реакции человеческого организма. Они реагируют на манипуляции, введение лекарств, передозировку лекарственных препаратов – в данном случае сообщают об этом. Роботы-пациенты – отличное практическое пособие для медиков, которым не придется, в отличие от предшественников, оттачивать свои навыки на живых людях. Учебным процессом будут руководить специалисты израильской клиники Hadassah. Центр планируем открыть в следующем году.

Врач – мозг, медсестра – руки

– Какой видится роль медсестер в высокотехнологичной медицине?

– Со средним медицинским персоналом в отечественном здравоохранении сложилась абсурдная ситуация. Медсестра получает образование четыре года. Затем приходит работать, и ей поручают самые простые функции: раздавать таблетки, делать уколы, транспортировать пациента. Научиться этому можно за четыре дня! Недавно совместно со специалистами из Голландии мы проанализировали, чем функционал западных медсестер отличается от обязанностей их российских коллег. Оказалось, что наши медсестры в основном выполняют процессы, вообще не требующие специального образования. Во-первых, они делают меньше манипуляций. И не потому, что не умеют, а потому, что система не дает им этого делать. Во-вторых, медсестры не чувствуют себя полноправными участниками лечебного процесса, не погружены в историю пациента, не нацелены вместе с врачом на его выздоровление. Задача нашей медсестры – сделать укол и вовремя дать таблетку. Всем остальным занимается врач. Но результат работы врача – прежде всего интеллектуальный продукт, а медсестра – руки этого продукта.

Добавим управленческий момент. По традиции заведующим отделением у нас становится лучший врач. В итоге 75% рабочего времени он выполняет административные функции – то, чему никогда не учился: закупает оборудование, курирует ремонт… И только 25% времени занимается тем, что у него лучше всего получается, – лечит пациентов. Израильская модель, где в роли хозяйки отделения выступает старшая медсестра, представляется мне более продуктивной. Какой видится медсестра будущего? Это активный участник лечебного процесса. При необходимости – менеджер, выполняющий административную функцию.

– И как же поменять ситуацию?

– Изменения должны происходить на уровне всей системы здравоохранения. Мало обучить медиков новым функциям – система должна быть готова принять таких специалистов. Для глобальной перестройки необходима критическая масса людей, поддерживающих новую модель. Тогда они постепенно будут менять систему.

БЕСЕДОВАЛА ВАЛЕНТИНА ГЛЯНЦЕВА

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2018 Фонд «Общественное мнение»