• Места

Здоровый максимализм российской фармы

В Санкт-Петербурге в конце ноября состоялось открытие третьей очереди фармацевтического завода «Полисан». Плановый объем производства для нового предприятия – 300 млн таблеток в год

qr-code
Здоровый максимализм российской фармы

Помимо выпуска собственных разработок, «Полисан» сразу по нескольким препаратам ведет контрактное производство с международными гигантами Bayer, Pfizer и Stada. В планах компании – в продолжение нынешнего курса государственной политики – увеличение экспорта на 50%. В России разработан целый комплекс мер по поддержке отечественного производства, и российские фармацевтические компании все активнее заявляют о себе не только на внутреннем рынке, но и в мире.

Лифт для таблеток

Большой производственный цех на втором этаже нового здания завода «Полисан» напоминает центр управления космическими полетами. Здесь создается гранулят для будущих таблеток. После сушки его калибруют и передают на следующую стадию в специальных контейнерах – бинах. Затем формуют таблетки и на специальных лифтах передают со второго этажа на первый – на этап упаковки. Общая площадь комплекса 9,5 тыс. кв. м, из них почти половину занимают микробиологические лаборатории.

Изображение

Новое производство построено с учетом новых законодательных требований. Все лекарства проходят процедуру маркировки: на них наносится специальный код, позволяющий отследить весь путь, который проходит лекарственный препарат – от конвейера до аптечной полки. «Отечественные производства могут дать фору западным компаниям и в научном, и в технологическом плане. Достаточно упомянуть такой факт, что многие европейские заводы строились десятилетия назад, а наши возводятся сейчас. У нас есть возможность быть на шаг впереди», – отметил председатель правления Ассоциации фармпроизводителей ЕАЭС Дмитрий Чагин.

На мировом фоне

Фармацевтическая промышленность давно стала интернациональной и трансграничной. Глобальные угрозы здоровью человечества заставляют разработчиков и производителей лекарств объединять силы по всему миру. Международное сотрудничество в фарме сегодня не только норма, но и насущная необходимость, термины «трансфер технологий» и «локализация производства» прочно вошли в деловой лексикон.

Что касается российского фармпроизводства, здесь мы видим еще и смену парадигмы. Наш рынок молод по сравнению с западными гигантами: в то время как многие международные корпорации имеют вековую историю, возраст российских компаний – 17–25 лет. Но если еще несколько лет назад отечественные фармацевтические предприятия в диалоге с зарубежными партнерами выступали в роли учеников, на вторых ролях, сегодня они все чаще заявляют о своих лидирующих позициях. И уже западные коллеги обращаются к российским специалистам за новым опытом. «Нам, безусловно, есть чему поучиться у российских партнеров», – отмечает директор по коммуникациям и связям с государственными и общественными организациями международного фармацевтического концерна Bayer Ирина Лаврова. По ее словам, главное преимущество российских фармацевтических производств – открытость к позитивным переменам и способность оперативно принимать решения, гибкость.

Фармацевтический драйв

Президент биотехнологической и фармацевтической компании «Биокад» Дмитрий Морозов считает это вполне закономерным: «Сравните 17-летнего подростка и 60-летнего человека. В чем сильные и слабые стороны одного и второго? У одного опыт, накопленные знания. У другого – драйв, нестандартные шаги, непризнание авторитетов. И в нашей работе такая же история». Свои убеждения «тинейджеры российской фармы» подтверждают конкретными шагами. Например, у самого «Биокада» на сегодняшний день есть офисы в восьми странах мира, т. е. можно говорить о том, что это серьезная международная компания с российской родословной. «Естественно, в разных странах к российским компаниям относятся по-разному», – делится Дмитрий Морозов. Но, по его словам, у нас на этом пути есть два союзника: собственные усилия и исторические традиции. Как пример эксперт приводит арабские страны: «В связи с сирийской историей к нам за лекарствами целая очередь выстроилась, за очень короткий временной отрезок. Египет, Оман, Марокко, Алжир – мы в показателях нашей работы это увидели очень отчетливо, как только Россия вернулась на арабскую сцену политических событий».

Изображение

Кроме того, есть ряд стран, с которыми у России всегда были дружеские, партнерские отношения. Например, вьетнамские врачи российские препараты предпочитают индийским. Как и, собственно, сами индийцы – по данным за неполный 2018 год «Биокад» продал лекарств в Индию на 1,2 млн долларов. «Почему? Потому что критерий цена/качество – в нашу пользу. Это традиция с уже многолетней историей – Россия всегда обеспечивала страны Ближнего и Среднего Востока техникой и технологиями. В свое время Советский Союз почти всю фармацевтическую промышленность Индии построил, мы их научили выпускать вакцины, антибиотики», – продолжает Дмитрий Морозов. Сегодня у «Биокада» в работе проекты сразу в нескольких странах: строится завод в Финляндии, прорабатывается трансфер технологий в Марокко, ведутся переговоры с регуляторными органами Китая по вопросам регистрации онкологических и аутоимунных препаратов.

«Серьезное преимущество международных корпораций в том, что они блестяще умеют управлять своей интеллектуальной собственностью. Мы пока в этих вопросах не достигли такого уровня, – говорит Дмитрий Морозов. – Поэтому когда мы выходим на тот или иной рынок, надо хорошо понимать, с кем мы имеем дело. Но наша молодость – наша сильная сторона. И это позволит нам добиться многого».

СВЕТЛАНА ПЕТРОВА 

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2018 Фонд «Общественное мнение»