• Редцех

Главный ингредиент чуда — любовь

Историю своего брата, у которого случился инсульт, когда тому не было еще и месяца, и тяжелейшем испытании для всей семьи рассказывает Анастасия Еговцева

qr-code
Главный ингредиент чуда — любовь

Чудеса не появляются из ниоткуда. Люди создают их сами друг для друга. Одним из таких чудес стала жизнь моего брата.

Моему младшему брату не исполнилось и месяца, когда у него случился инсульт. В то время наша семья даже понятия не имела, что это такое, поэтому мы не знали, что делать. Малыша выписали из роддома здоровым, так что у нас не было и тени сомнений в том, что что-то не так.

Как-то ночью брату стало нехорошо: он много плакал, не мог уснуть и его непрестанно тошнило. Мы думали, что что-то с животом, но когда приступы не прекратились и к утру, вызвали участкового врача из поликлиники. Педиатр пришла не быстро. Посмотрев на трясущиеся ручки плачущего ребенка, она развела руками и посоветовала вызвать скорую, потому что сама не смогла понять, что с ним. Когда приехала неотложка, малыш стал всхлипывать тише. Ему становилось хуже.

В карете скорой помощи было холодно, поэтому брата везли в машине родителей, а медики ехали с маячками и звуковыми сигналами впереди, расчищая дорогу. Счет жизни шел на минуты. Но оказалось, что нас привезли не в ту больницу. Там принимали недоношенных детей, а мы под их специфику не подходили. Тогда брата повезли в больницу Красного креста, где его срочно госпитализировали. Положили в реанимацию. Диагностировали кровоизлияние в левом полушарии.

Для нас это было страшным горем и серьезным испытанием. Врачи заранее предупредили, что стоит готовиться к худшему. Они не хотели давать нам ложной надежды, но, несмотря на то, что шансы выжить у брата были невелики, медики делали все возможное.

Все это время мы не переставали верить, надеяться и поддерживать друг друга. Такие моменты делят жизнь семьи на «до» и «после». Мой маленький брат перенес несколько переливаний крови, провел три месяца в реанимации, переболел пневмонией после искусственной вентиляции легких и выжил. Хотя прогнозы не внушали оптимизма, врачи действительно сделали все, что в их силах, и смогли спасти ребенку жизнь. Совершили чудо. А мы молились, навещали маму с братом в больнице и поддерживали друг друга. Это самое главное в тяжелые времена — быть рядом, любить и верить в лучшее.

После того как брат пришел в стабильное состояние, мы боялись, что кровоизлияние вновь может повториться. Родители отправились с малышом в Москву, где профессора исследовали наш случай. Анализы показали, что с генетикой это не связано. Причину произошедшего найти так и не удалось.

В течение трех лет брат прошел несколько обследований, которые выявили у него эпилепсию. Она появилась как следствие инсульта. Он заметно отставал в развитии от других детей: почти не говорил, моторика правой руки была нарушена. После инсульта в левом полушарии он стал левшой, появилось расходящееся косоглазие. И если сначала мы боролись за жизнь брата, после нам предстояло бороться на его существование, поддерживать его. И это оказалось не менее сложно.

Мы начали водить брата в детский сад в группу для детей-инвалидов, где с ними занимаются специальные педагоги по развитию речи, мелкой моторики, психологи, ходили на массаж в поликлинику. 

Правда, довольно скоро мы перестали посещать занятия по психологии, поскольку методы этого специалиста нам не подошли. Она работала с братом индивидуально: забирала его в кабинет, закрывала дверь и оставляла родителей в коридоре. Какие упражнения они там делали и делали ли вообще, неизвестно. Другие специалисты ведут себя иначе: стараются показывать родителям всю методику работы, чтобы дома можно было повторять упражнения и закреплять навыки ребенка. Поэтому мы решили отказаться от занятий с психологом.

От лекарств, которые поддерживают состояние брата каждый день и стараются ликвидировать приступы, возникают побочные эффекты. Ребенок мало ест и спит, порой бывает чересчур обидчивым и злится, тогда начинает щипаться и разбрасывать вещи. Так что к нему нужен особый подход. И нам удалось самим найти его.

Сейчас брат ходит в сад лишь до обеда, а потом мы забираем его и занимаемся с ним дома. Нет лекарства лучше, чем любовь и забота. Узнав о различных методиках развития ребенка, мы решили попробовать придумывать игры, чтобы научить его говорить. Мы пели песни, использовали картинки, вырезали из цветной бумаги фигурки. Наилучший эффект произвела музыка. Мальчик здорово чувствует ритм, улавливает все изменения в мелодии. В результате петь он научился раньше, чем говорить. Такая работа с ребенком отнимает много времени, требует массу сил и энергии, но зато он всегда чувствует отдачу и любовь. Здесь необходимы терпение и еще раз терпение.

Сейчас брату семь лет. Через год он пойдет в школу, где учатся такие же дети с особенностями развития, как и он. Он начинает говорить предложениями, рассказывать и выдумывать собственные истории. Различает марки машин, называет профессии и много поет, подыгрывая себе на гитаре. Приступы эпилепсии исчезли, но мы продолжаем лечение, следим за состоянием ребенка и раз в полгода проходим обследование. Для нас это большой прогресс и огромное чудо. Мы не перестаем работать и верить, что все будет хорошо. Ведь основной ингредиент всех чудес — любовь.

Попробуйте создать свою статью!

Создать

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Рекомендованные материалы

© 2018 Фонд «Общественное мнение»