• Редцех

Удалять нельзя лечить?

Гистерэктомия (удаление матки) — отнюдь не единственный метод лечения миомы матки. Есть и успешно применяется менее радикальные и органосохраняющие методы. Наш автор Светлана Балашова побывала на такой операции

qr-code
Удалять нельзя лечить?

Коллеги из Европейской клиники. У Бориса Боброва (слева), руководителя отделения эндоваскулярной хирургии, самый большой персональный опыт ЭМА в России. Дмитрий Лубнин,  куратор направления лечения миомы матки, имеет самый большой в стране персональный опыт ведения пациентов, получивших лечение методом ЭМА.

Часть 1. Эмоциональная

Утром раздался звонок. В трубку плакала женщина.

— Светлана, здравствуйте! Мне сказали, что вы сможете помочь. Мне срочно нужен загранпаспорт.

— Простите, вы ошиблись! Я не занимаюсь документами.

— Нет, нет! Мне сказали, что сможете помочь! Я на лечение еду. У меня опухоль. Мне собираются удалить матку, а я родить хочу.

Опуская подробности, скажу, что опухоль в данном случае — миома матки без другой патологии. Я сознательно не называю центр, где единственным лечением миомы была предложена гистерэктомия.

Часть 2. Статистическая

По разным оценкам, миомой матки страдают от 20% до 40% женщин старше 35 лет. Статистические расхождения могут быть связаны с тем, что у многих заболевание протекает бессимптомно и может быть случайной находкой на скрининге. С учетом того, что в России почти каждый третий ребенок рожден женщиной старше 35 лет, большинство практикующих врачей должны были бы стремиться к органосохраняющим операциям.

Однако на долю гистерэктомии может приходиться до 80% деятельности гинекологических отделений.

Последствия у такой операции, пусть и менее радикальной по сравнению с расширенной гистерэктомией и лучевой терапией после диагностирования онкологического заболевания, могут быть довольно серьезные. Например, обширное скандинавское исследование, включавшее данные о более 700 тысячах пациенток, которым удалили матку, с придатками или без, показало, что у женщин репродуктивного возраста перенесенная операция повышает риск сердечно-сосудистых заболеваний — инсультов или инфарктов.  По мнению ведущих гинекологов, специализирующихся на лечение миомы, удаление матки требуется только пяти женщинам из ста. Надо отметить, что миома матки имеет собственный жизненный цикл, заканчивающийся в отсутствие дополнительных стимулирующих влияний неминуемым исходом — естественной инволюцией. 

Часть 3. Рациональная

Одним из вариантов органосохраняющей операции является миомэктомия. К сожалению, довольно часто в России ложе миоматозного узла коагулируют без последующего ушивания (при лапароскопическом доступе), что создает мощные предпосылки для разрыва матки во время беременности с неутешительным прогнозом для женщины и плода. Сторонники радикальной операции аргументируют свой выбор риском рецидивов (15–45%), а также тем, что повторная операция более травматична, зато лапароскопический доступ сопряжен с высоким интраоперационным риском кровотечения и образованием спаек.

Прогрессивные гинекологи обратили свои взоры в сторону малоинвазивных технологий — эмболизации маточных артерий (ЭМА).

Часть 4. Практическая

Борис Юрьевич Бобров одним из первых ввел и оптимизировал методику ЭМА для лечения миомы матки еще в 2002 году.

Операционная Европейской клиники.

На часах 15-00. Пациентка на столе. Борис Юрьевич рассказывает пациентке о ходе операции и об ощущениях, которые женщина может испытывать. В большинстве случаев для ЭМА используется доступ через правую общую бедренную артерию. Во время проведения процедуры после местного обезболивания (первый укол обезболивания — единственное, что может почувствовать женщина во время ЭМА) через тонкий катетер диаметром не более 1,5 мм вводится специально разработанный препарат, содержащий сферические частицы — эмболы. Раствор с эмболами медленно подается в маточные артерии, пока не достигнет сосудов миомы и не закупорит их. Совокупность признаков, позволяющих с точностью определить, что артерии, питающие миомы, закупорены, определяется с помощью контрастного вещества. Процедура проводится под контролем ангиографического аппарата.

После окончания вмешательства прокол в артерии закрывают специальной пробкой. Вся операционная рана — небольшой разрез на коже диаметром 1–2 мм.

На часах 15–15. Процедура закончена, и пациентка очень удивлена тому, что все прошло так быстро. Борис Юрьевич просит ее не вставать два с половиной часа и не сгибать правую ногу. В клинике женщина проведет еще один или два дня. Операционную готовят к приему следующей пациентки, и история повторяется.

Для ЭМА в Европейской клинике используются два препарата: американский Embozene и японский HydroPearl. Это самые современные эмболизационные препараты в мире.

Вместо заключения: Мировое сообщество обсуждает особенности ЭМА при заинтересованности в беременности, при аденомиозе. Процент родов после ЭМА не ниже, а иногда и выше, чем в группе миомэктомии. Еще раз постулируется, что удаление матки при миоме вообще никогда не показано.

Тысячам женщин по-прежнему удаляют матки из-за миомы, лишая их информации об органосохраняющем лечении, зачастую ничего не говорят о весьма негативных долгосрочных последствиях такой операции. В развитых странах уже более 20 лет для лечения миомы матки широко применяется эффективная, малоинвазивная, органосохраняющая и безопасная альтернатива, являющаяся надежным методом современной доказательной медицины.

Попробуйте создать свою статью!

Создать

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2018 Фонд «Общественное мнение»