Чего не может доктор?

Эксперты подсчитали, что срок деградации биомедицинской информации приближается к полугоду. Объем данных перманентно растет. Это означает, что ни один, даже самый квалифицированный врач, не в состоянии отследить все изменения на своем профессиональном горизонте

qr-code
Чего не может доктор?
Выход очевиден
– «нарастить» интеллектуальные и биологические возможности врача искусственным интеллектом (AI, artificial intelligence). В российской медицинской традиции говорят о системах поддержки принятия врачебных решений (СППВР).
Как бы то ни было, высокоинтеллектуальный «советчик» современному доктору нужен. «Система поддержки принятия врачебных решений – не вопрос выбора, а необходимость. Период полураспада актуальной информации в медицине сокращается, вопросы квалификации врача все более актуальны. 20–30-летние доктора нуждаются в дополнительном ресурсе для подсказки», – заявил профессор кафедры управления и экономики здравоохранения НИУ «Высшая школа экономики» Петр Кузнецов на июльском заседании рабочей группы «Виртуальная и мобильная медицина».
По данным рабочей группы, в связи с внедрением в жизнь высоких технологий у людей, рожденных после 1995 года, IQ снизился в среднем на 10%. С другой стороны, так называемое цифровое поколение получило колоссальное преимущество перед предшественниками в скорости извлечения и обмена информацией.
Дать врачу интеллектуальную «подпорку»
для расширения профессионального горизонта – не единственный мотив создания и использования СППВР. То тут, то там появляются неафишируемые в любой стране цифры врачебных ошибок. Филипп Вариченко, помощник главы Чеченской Республики, приводит оценку вероятности ошибочного диагноза в США – от 8 до 20%. «Сегодня один из десяти диагнозов ставится некорректно, совокупные убытки от ошибок врача оцениваются в десятки, а то и сотню миллиардов долларов в год. Рак легких в семи из 10 случаев врачи пропускают – на рентгене первой стадии просто не видно!» – утверждает Геннадий Попов, гендиректор Skychain.global и управляющий партнер WSS-Consulting.
«Только патологоанатом может претендовать на 100%-ную диагностику, и то не всегда», – с перенятым у медиков черным юмором резюмирует Лев Осипов, разработчик СППВР, вице-президент Ассоциации разработчиков, производителей и пользователей медицинской техники, член Экспертного совета Росздравнадзора. Он адресует интеллектуального помощника врачу семейной практики – именно ему требуется широкий диапазон профессиональных знаний.
Система не принимает окончательных решений – в этом сходятся врачи, ученые, разработчики. Ее задача – предупредить недоразумение, фатальную ошибку и сопроводить врача в острой ситуации, предоставив ему возможность действовать быстрее и эффективнее, проанализировав топ-20 возможных «машинных» диагнозов. СППВР по большей части направится за пределы Москвы, где федеральные медицинские центры наперечет и число врачей высокой квалификации отнюдь не всегда соответствует потребностям пациентов.
«Человек, который двое суток не спал, окончил не самый столичный университет, но любит свою работу», – вот такому доктору Филипп Вариченко адресует систему квалифицированных клинических решений, над которой работает с коллегами. И речь не о девальвации врача, а о помощи доктору первого звена, замученному текучкой и плотным приемом. «СППВР должны говорить на языке, доступном любому уровню квалификации, распознавать распространенные и редкие заболевания, учитывать географический фактор, воспроизводить ход мысли реального врача и качественно, быстро выдавать рекомендации, что бывает жизненно важно, – считает Вариченко. – Миром правит любовь и страх, и даже эксперты хотят иметь подстраховку».
Недешевая задачка
– создать искусственный интеллект для медицины. Большинство комплексов по цене выходят за пределы $10 млн. Так, знаменитая система IBM Watson стоит более $4 млрд, германская Ada Health – $47 млн, Isabel HealthCare из Великобритании – $17,5 млн.
На фоне многомиллионных долларовых сумм все актуальнее медицинский искусственный интеллект отечественного производства. На этапе разработки находится программно-аппаратный комплекс «Здоровое дыхание», предназначенный для диагностики и лечения пациентов с заболеваниями легких и дыхательных путей. «Мы опираемся на действующие стандарты лечения Минздрава, анализ и обобщение существующих знаний и практик, методов и средств диагностики», – говорит один из разработчиков СППВР Лев Осипов. Комплекс, ориентированный на врачей семейной практики, включает в себя три блока – жалобы пациента, анамнез, инструментальная поддержка; предусматривает внесение в базу данных результатов лабораторных исследований. Скажем, система проанализирует характер кашля больного – сухой, мокрый, чем провоцируется, продолжительность; поможет диагностировать заболевание (предварительный диагноз будет предложен в вероятностных процентах), назначить терапию и уточнить диагноз в ходе лечения. «Есть проблема: самолечение пациента до прихода к врачу «смазывает» диагностическую картину. Надо идти к доктору на самых первых этапах болезни», – сетует Осипов.
Меряемся компетенциями
При каких условиях нейросеть в виде системы поддержки решений врача можно выводить на рынок? На этот вопрос эксперты отвечают так: степень зрелости нейронной сети должна соответствовать уровню компетенции среднего врача. Если биологическая нейронная сеть среднего врача действует с точностью в 75%, то при близком показателе 78% кибернетическая нейросеть имеет право начать работать.
Медики почти сошлись во мнении, что есть области здравоохранения, где искусственный интеллект «умнее» человеческого. Считают, что в диагностике пневмонии, инсульта и инфаркта СППВР способны превзойти клиницистов. Добавим сюда анализ рентгеновских и КТ-изображений, гистологию. Особенно перспективны СППВР в массовой диагностике, например в целях предупреждения меланомы при анализе фотографий родинок.
Стоимость анализа одной родинки при довольно широком рынке дерматоонкологии оценивают в 10 центов.
Вопрос: быть или не быть искусственному интеллекту в медицине? – уже не стоит. Хотя бы потому, что машина за одно мгновение при онкологическом скрининге родинок может из базы цифровых изображений выбрать и показать врачу то, где «пожар». И сберечь в прямом смысле слова за мгновение 10 тысяч жизней, среди которых все больше молодых. Аргументы еще нужны?
Наталия Кий

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подписаться на коллекцию удивительного

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и  Политикой конфиденциальности

Рекомендованные материалы

© 2018 Фонд «Общественное мнение»