Ищем ресурсы для инноваций

Констатировав наличие парадоксов инноваций в здравоохранении, Михаил Плисс, заместитель директора дирекции по экспертно-аналитической работе НИУ «Высшая школа экономики», готов рассмотреть условия, необходимые и достаточные, для того, чтобы инновации гарантированно «приживались» в нашей медицине.

qr-code
Ищем ресурсы для инноваций
Врач должен лечить, а не управлять
Изображение
Сейчас наши главврачи учатся управлять хозяйственными процессами внутри клиник. У нас очень много хороших врачей, но управленческая компетенция, эффективность бизнес-процессов, маршрутизации, логистики и инновационной деятельности клиник оставляют желать много лучшего.Руководить клиниками у нас (в отличие от большинства других стран) до сих пор назначают врачей, а не управленцев. Но врач должен лечить, а управлять должен квалифицированный управленец, возможно, с медицинским образованием (как идеальный вариант).
А пока мы на своих ошибках проходим этот опыт, западный медицинский рынок уже проходит стадию консолидации. Там формируются огромные медицинские управляющие компании, такие как Sanitas, Fresenius и многие другие. В них управленческая экспертиза поднимается от уровня клиники, накапливается в информационных системах и процедурах работы и служит инструментом развития. Эти управляющие компании берут на себя вместо государства управление здравоохранением целых регионов – так уже произошло в Испании, Италии, Турции, Польше. У них в управлении находятся сотни клиник, они разговаривают с поставщиками оборудования и лекарств с позиции силы и получают колоссальные скидки, у них свои системы подготовки медицинских кадров, процессы управления полностью автоматизированы, открытие новой клиники или получение клиники в управление – это набор стандартных действий, который занимает меньше года. Проще говоря, в мире вырастают свои Microsoft, Facebook или Google, только в медицине.
Реальность же нашего медицинского рынка такова, что несколько попыток выстроить хорошо управляемую сеть («Мать и дитя», «Медси», «НацМедСеть») пока с финансовой точки зрения не оказывают влияния на рынок. Топ-100 частных клиник – это 4% медицинского рынка в денежном выражении, погрешность округления.
Мы, в Высшей школе экономики, очень хотим внедрить в здравоохранение модели управления на основе анализа первичных данных, а не агрегированных отредактированных отчетов.
Представьте, есть высокостандартизованные операции по протезированию суставов: оснащенность операционных, подготовка врачей – все одинаково. Но в одних больниц инвалидизация после таких операций ниже, а в других — выше. Один и тот же грипп в разных регионах дает разное среднее число дней нетрудоспособности. Применение сильнодействующих препаратов при онкологии в разных клиниках вызывает разные результаты по смертности. Почему? В мире уже созданы модели, которые позволяют и поставить эти вопросы, и найти на них ответы. Мы делаем такие модели для управления нашим здравоохранением.
Длинные деньги инноваций
Серьезная проблема – подавляющая доля импортного оборудования и препаратов. В отличие от Израиля и Японии, где созданы благоприятные условия для существования центров исследований и разработок, к нам инновации приходят в виде готовых продуктов, в их создании мы участвуем мало.
В существующей политической и экономической ситуации не вижу другого выхода, кроме как развивать самостоятельное производство и науку и принимать участие в международном разделении труда в данной сфере с небольшим количеством союзных стран.
Необходимо стратегическое планирование – на горизонт до 50 лет. Инновации требуют длинных и больших денег: на создание одного лекарства и запуск его в практику уходит около 10 лет и примерно 1,5 млрд долл. Выделяя деньги небольшими порциями, можно только покупать готовые инновации, но не выращивать свои.
Один из методов внедрения инноваций в страну – идея Международного медицинского кластера в Сколково. Его смысл – создать территорию, на которой можно было построить иностранные госпитали, университеты, колледжи и лечить «как там». Хорошо здесь то, что инновационные способы и модели здравоохранения будут перенесены на территорию страны. Плохо – что они не будут непосредственно в нее интегрированы. Создание «дыр» в законодательстве – тупиковый путь. Как потом эти инновации перенести в систему ОМС?
Мне кажется более разумным путь трансфера медицинских технологий. Я считаю, что у каждого региона должна быть возможность на пилотной территории через пилотные клиники внедрить в существующую систему ОМС какие-либо инновации. Внедрять надо в режиме проектного управления, и так, чтобы в процессе внедрения на проект не давили надзорные органы.
Плацдарм для отработки методик должен вписываться в нашу систему здравоохранения и приводить к ее органичным изменениям, а не быть изъятием из нее. Да, медицинский кластер оттянет на себя часть выездного медицинского туризма бизнес-класса, но не приведет к изменению системы здравоохранения.
Нельзя служить и Богу, и маммоне
Талантливые ученые медики сейчас не могут полностью реализовать свои разработки, процесс их коммерциализации далек от совершенства или отсутствует. Поэтому самое важное – отработать этот процесс на уровне мировых стандартов.
Я знаю многих ученых, очень их люблю и уважаю. И понимаю: ученые не занимаются коммерциализацией. Они занимаются наукой. Большая часть из них неспособна думать, как бизнесмены. Как сказано в Библии, «не можете служить Богу и маммоне».
Коммерциализация инноваций – это рынок. В числе его участников – юридические фирмы по защите интеллектуальной собственности, инновационные менеджеры корпораций, институты развития, венчурные и посевные фонды, консалтинговые компании и другие. Этот рынок живет по рыночным законам. Банальность, но там, где за инновации платят больше, – туда и направлен вектор коммерциализации. Инновации закупают у ученых богатые компании. И, кстати, некоторые наши отечественные компании много закупают наши же отечественные инновации, например в ИТ, но это не медицинский бизнес. А какая у нас самая богатая компания на медицинском рынке? Государство. Вот как оно закупает инновации в науке, насколько щедро и квалифицированно, так и происходит коммерциализация на нашем рынке.
20 программистов вместо 100 врачей
Давайте скажем честно: в настоящий момент ценности инноваций, порожденных большим количеством дешевых стартапов, общество не чувствует.
Если сильно упростить ситуацию, то в нашей стране примерно 145 млн людей, которые закупают товары для удовлетворения только базовых потребностей (еда, квартира, развитие детей), и примерно от 200 тыс. до 2 млн человек (в зависимости от цены и других параметров товара), которые могут купить инновационный продукт для самореализации. На них ориентированы частные клиники, фитнес-клубы, кафе, развлечения и магазины. Количество денег, которые надо истратить на маркетинг, чтобы добраться до такого клиента, примерно втрое превышает стоимость среднего российского стартапа.
Поэтому у всех наших инновационных стартапов часто плохо просчитана финансовая модель с точки зрения экономического и социального эффекта, а бюджет на продвижение сильно недооценен. Купить инновационный продукт в бедной стране может только государство. В итоге стартапы либо умирают, либо начинают работать на западный рынок после первого раунда финансирования.
Медицина вся связана с серьезной наукой и развивать нужно наукоемкие инновации. Медицинские стартапы за рубежом – это 100 врачей и два программиста. Их стартап – это пересадить человеку голову или победить рак. У нас – один врач и 20 программистов. Наши стартапы – мобильные приложения и алгоритмы искусственного интеллекта. Это тоже инновации, но размах сильно меньше, да и их продукцию пока некому покупать в государственной системе здравоохранения.
Не противостояние, а партнерство
Наша система здравоохранения, по большей части, государственная (согласно последнему отчету Росстата, 76% амбулаторно-поликлинического звена и 96% стационаров принадлежит государству). Причем государственная вдвойне: и с точки зрения финансирования, и с точки зрения владения активами. Поэтому, на мой взгляд, нужно найти пути приватизации и акционирования медицинских активов – земли, зданий, медицинского оборудования в клиниках – эффективными управляющими компаниями, а государству оставить функцию оплаты медицинской помощи и контроля ее качества.
Федеральные центры, которые формируют научную повестку в кардиологии, нейрохирургии, эндокринологии и других областях, могут оставаться государственными или жить на государственные гранты. Также государство может владеть или экономически стимулировать невыгодную с точки зрения частника сельскую медицину. 
Один из вариантов изменения системы, который более или менее устраивает многих ее участников, – это ГЧП, государственно-частное партнерство (по-английски это называется PPP – public private partnership).
Оператор ГЧП как частник может на этапе организации медицинского бизнеса внедрить необходимые инновации. Врачам это интересно – они получают в этом случае бОльшую зарплату. Частный оператор не скован ФЗ-44, он может закупать лекарства и оборудование, как считает нужным. Клиники зарабатывают, граждане не переплачивают, да еще и здравоохранение становится лучше.
Мы, в ВШЭ, как раз и работаем над внедрением в систему здравоохранения правильных моделей государственно-частного партнерства, чтобы эффективные управляющие компании, у которых есть экспертиза, инновации и выверенные стандарты оказания медпомощи, получили активы части системы здравоохранения для улучшения обслуживания граждан.
Наши эксперты, совместно с коллегами из крупных частных, государственных и ведомственных структур, сейчас разрабатывают эффективные модели страхования, управления активами и оказания медицинской помощи. Но пока нет консенсуса ни по одному вопросу. Одни хотят развивать страховые компании, другие – ликвидировать их, передав их функции в систему ОМС. Часть экспертов хочет вернуть здравоохранение в социализм и Госплан, другая часть, и я в том числе, настаивает на приватизации медицинских активов, с тем чтобы можно было отделить управление активами от медицинской помощи.
Надо договориться и выбрать один путь развития. Потому что, как показала практика, компромисс между социалистическими и капиталистическими принципами управления инновации не акцептует.
Подготовила Ирина Белова на основе беседы с М. Плиссом

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подписаться на коллекцию удивительного

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и  Политикой конфиденциальности

Рекомендованные материалы

© 2018 Фонд «Общественное мнение»