Ночной дозор

Идем в школу без очков

qr-code
Ночной дозор

Сначала очки перестал носить мой старый друг. Меня это не удивило, ведь к тому времени меня саму уже избавили от близорукости хирурги — по самой продвинутой в конце 90-х годов методике Laser-Assisted in Situ Keratomileusis (LASIK). Позади остались двадцать лет прищуриваний, запотевающих зимой очков и даже забавных цветных мягких линз, которые норовили вывернуться наизнанку при неловкой попытке пристроить их в глаз. Но друга все это время стойко сопровождали очки, причем дужки давно заменила резинка, иначе на занятиях водным туризмом, боевыми искусствами и парашютным спортом они не выживали. И вдруг — он на тренировке без очков. Я обрадовалась: «Ты наконец созрел, чтобы носить линзы?». Оказалось, не совсем. Он их не носил. Он в них спал!

Так я впервые узнала о существовании «ночных линз» — методике, которая поначалу кажется просто волшебством, потому что близорукий человек нормально видит безо всяких приспособлений и операций. Тогда, десять лет назад, мне самой эти медицинские чудеса не пригодились, хотя я и стала советовать знакомым погуглить «ночные линзы» — в моем окружении никто не знал, что такие есть.

Но вот теперь дорос до своей близорукости наш младший школьник, как мы его ни берегли. Ограничивали длительность просмотра ТВ, минимизировали контакт с гаджетами, следили, чтобы читал на оптимальном расстоянии и при хорошем освещении. Однако груз наследственности в виде мамы, папы и обеих бабушек с миопией не позволял надеяться на то, что ему удастся избежать очков. К четвертому классу в школе уже была жесткая конкуренция за первые парты: очки надела примерно треть класса. Мне как представителю уже третьего поколения со слабым зрением небольшая миопия не казалась чем-то страшным. И мы были готовы к ее появлению — наблюдались у офтальмолога, раз в полгода проходили в поликлинике курс на специальных компьютерных тренажерах, хотя и без особой надежды на успех.

Тревогу вызывала перспектива — впереди у сына многие годы за партой, книгой, планшетом, компьютером, смартфоном, и что там еще придумают дальше для интеллектуального труда. А вдруг его миопия не остановится на минус 5, как у меня, или на минус 6, как у его отца? И бросать спортивные занятия, к которым могут не допустить с плохим зрением, тоже жалко. Но самое неприятное — у близоруких близких родственников, как по материнской, так и по отцовской линии, в зрелом возрасте внезапно происходила отслойка сетчатки. В одном случае потребовалось много усилий врачей и полтора года реабилитации, чтобы восстановить человеку работоспособность, а в другом многочисленные операции так не дали результата — глаз видеть перестал.

Такой участи ребенку мы, разумеется, не желали. Поэтому снова начали изучать тему и неожиданно выяснили, что именно «ночные линзы» способны затормозить развитие близорукости у детей и подростков.

Близорукость (миопия) чревата осложнениями, приводящими к слабовидению и слепоте: это отслойка сетчатки и миопическая ретинопатия. Миопия прогрессирует в детском возрасте, обычно в интервале между 7 и 17 годами, и только в этот период можно вмешаться в процесс, потом будет поздно. Ортокератология замедляет прогрессирование миопии у детей в среднем примерно вдвое.Ортокератология (ОК-терапия, ночные линзы) — это метод, сочетающий возможности контактных линз и рефракционной хирургии. С одной стороны, требуется регулярное ношение линз ночью и уход за ними, с другой — днем человек не нуждается ни в каких средствах коррекции зрения. Такая свобода очень важна спортсменам и другим людям, ведущим активный образ жизни, отдыхающим на воде, а также представителям некоторых профессий, например, пилотам. Особенно ОК-терапия подходит детям: она дает хорошее зрение, замедляет прогрессирование миопии, освобождает от средств коррекции в активное время суток, оставляя ношение линз и уход за ними под контролем родителей. Кроме того, в отличие от рефракционной хирургии, ортокератология — метод обратимый. После отмены ношения ночных линз острота зрения возвращается на исходный уровень. «Ни один другой метод коррекции зрения и торможения прогрессирования миопии не обладает таким набором полезных свойств», — уверен Дмитрий Мирсаяфов, врач, управляющий партнер компании «Доктор Линз Консалтинг».

Чудес, конечно, не бывает — для этого линзами нужно пользоваться регулярно. И да, это целая история, которая только начинается с их подбора в клинике. Пожалуй, самое трудное — мотивировать ребенка, научить его надевать/снимать линзы и ухаживать за ними. Разумеется, в клинике его не только научили надевать линзы и промывать их, но и тщательно проверили, как он это делает. А на следующий день снова проверили. И через неделю еще раз. Но дома-то ему все равно приходится делать это самому. Поплакать, если не получается, но сделать.

Кто из родителей следит за тщательным соблюдением ребенком утренне-вечерних гигиенических процедур, тот знает, как часто дети имитируют старание. Можете себе представить, как все усложняется при добавлении в эти процедуры еще одного ритуала — надеть-снять линзы. Ведь тут цена халтуры или ошибки выше, чем с нечищенными зубами.

Поначалу новая процедура занимала почти полчаса (как удачно, что мы начали это делать в каникулы!). Чтобы ничего не упустить, пришлось даже составить чек-лист на двух страницах, который выкладывался на стол вместе со всеми каплями, контейнерами и пузырьками с растворами. Кроме того, пришлось ужесточить контроль за чистотой рук и длиной ногтей. Зато мальчик перестал щуриться, видит номера троллейбусов и смотрит кино без очков. И стремиться на первую парту в сентябре уже не обязательно :)).

Ирина Белова

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подписаться на коллекцию удивительного

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и  Политикой конфиденциальности

Рекомендованные материалы

© 2018 Фонд «Общественное мнение»