• Развитие

Телемедицина – это вам не поездка на такси!

О том, почему удаленное лечение по-прежнему затруднено, чем дистанционные консультации врачей и пациентов напоминают службу вызова такси и чему России стоит поучиться у Индии и Бразилии, – председатель совета директоров НПО «Национальное телемедицинское агентство», член рабочей группы Минздрава России по телемедицине, сопрезидент рабочей группы по телемедицине Международного союза электросвязи Михаил Натензон

qr-code
Телемедицина –  это вам не поездка на такси!

– Михаил Яковлевич, с момента вступления в силу так называемого закона о телемедицине прошло чуть больше года. Как Вы оцениваете его эффективность?

– Хорошо, что этот закон приняли. Телемедицина – это не какая-то отдельная медицина, а относительно новый эффективный инструмент оказания квалифицированной помощи в режиме «врач – врач», поэтому нужен был этот закон. Закон о телемедицине – это на самом деле поправки в базовый закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан РФ». К сожалению, далеко не все из них были приняты. Например, в статьях, регулирующих права и обязанности врача, ничего не сказано о телемедицине. Раз не сказано, то и врач не обязан. Кроме того, не определены цели и функции телемедицинских центров, спецификация оборудования, не установлены СНиПы (строительные нормы и правила. – Прим. ред.) для помещений центров. Допустим, помещение выделено, поставлено оборудование. Но кто будет им пользоваться? Надо еще обучить врачей и технический персонал, провести их переподготовку.  

Вообще, идея телемедицины в режиме «врач – пациент» в нынешнем ее исполнении напоминает «Яндекс.Такси». Вы что-то нажимаете на смартфоне – и к вам приезжает такси. Так и здесь: у вас заболела левая пятка – и вы, вместо того чтобы идти к врачу, нажимаете кнопки и получаете консультацию. Это очень удобно. Но только в случае с такси услуга разовая. И таксисту не нужно знать, почему вы его вызываете. В медицине все намного сложнее. Врач должен знать ваше состояние здоровья и понимать причины обращения. Это первый момент.

Второй: нас с детства учили не заниматься самолечением. А телемедицина в режиме «врач – пациент» отучает человека от серьезного отношения к себе: не надо идти к доктору, обследоваться, достаточно описать свое самочувствие в чате. Достаточно ли? Нет! Ни один врач, если он настоящий врач, не будет вам оказывать помощь, не имея на руках историю болезни, исключая, разумеется, экстренные случаи, например ДТП.

И самое главное – по закону сейчас пациент не имеет прямого доступа к собственной истории болезни. Как он будет объяснять доктору свое состояние, не располагая никакими медицинскими данными о себе?

– Но некоторые пациенты пересылают медицинские изображения, используя популярные мессенджеры. КТ по WhatsApp – очень распространенная история.

– WhatsApp хорош для разговоров с любимой девушкой, потому что ты знаешь, как она выглядит, а не для передачи КТ-изображений. Ни один врач в здравом уме не возьмется анализировать такое изображение, потому что за его спиной стоит прокурор. Кроме того, непонятно, когда он должен этим заниматься. Во время работы? Но участковому врачу и так отведено 12 минут на прием, в течение которых он непрерывно пишет и почти не смотрит на пациента. И если в это время ему без конца будут приходить эсэмэски, он не вылечит ни реального, ни виртуального пациента. Еще один вопрос: кто будет платить за дистанционные консультации – ФОМС, ДМС или пациент? Эти проблемы надо решать.

– А если разделить врачей на тех, кто ведет прием, и тех, кто отвечает на эсэмэски?

– Останется пустячок: где взять столько врачей? Другое дело, что дефицит врачей можно покрыть с помощью мобильных телемедицинских комплексов. Например, передвижных клиник, оснащенных цифровым маммографом. Работающий там рентген-лаборант делает маммограмму и направляет ее врачу, который ставит диагноз. В итоге доктор тратит на пациентку не пять минут, как если бы она была у него в кабинете, а 30 секунд – на анализ изображения. Таким образом, один маммолог заменяет как минимум пять врачей. Наш мобильный комплекс за 52 дня обследовал 4,5 тыс. женщин в одном из российских регионов. У 150 из них выявили рак груди на четвертой стадии (это 3% – как по учебнику). Надо понимать, что лечение рака молочной железы на ранней стадии стоит 40 тыс. рублей, а на поздней – в 10 раз дороже – 400 тыс. рублей. То есть лечение всех этих несчастных женщин стоило бы 60 млн рублей. Таких денег в областном бюджете не было – женщины умерли. На следующий год ситуация в точности повторилась: у 3% обследованных выявили рак. Но, благодаря регулярности профилактических осмотров, это произошло на ранней стадии. И лечение стоило всего 6 млн рублей. Такие деньги в бюджете нашлись – и всех женщин спасли. Этот пример подтверждает третью константу мирового здравоохранения: если диагноз ставится на ранней стадии, лечение обходится в 10 раз дешевле. Первая константа: половина первичных диагнозов неверны. Вторая: задача по уменьшению числа врачебных ошибок традиционно решается консилиумами.

– Несмотря на проблемы регуляторного характера, телемедицина освоена в десятках частных клиник. Можно ли использовать этот опыт в режиме «врач – пациент»?

– Нет. Я считаю, что внедрение телемедицины в частных клиниках с помощью крупных провайдеров – не более чем пиар-ход для привлечения пациентов. Сегодня грамотно реализовать телемедицину в режиме «врач – пациент» невозможно по тем причинам, которые я уже озвучил: нет ни электронных историй болезни, ни возможности обмениваться ими, ни помещений, ни оборудования, ни времени у врачей. На мой взгляд, мы должны сосредоточиться на общедоступности медицинской помощи, обеспечении высокого стандарта ее качества. А частные клиники, конечно, должны привлекать пациентов возможностью получения ими квалифицированной медицинской помощи. Только не надо связывать это с телемедициной.

– Международный опыт использования телемедицины достаточно обширен. Что, на Ваш взгляд, стоит позаимствовать у зарубежных коллег?

–  Хороший пример подают страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. –  Прим. ред.). В Бразилии создана мощная телемедицинская сеть университетов, объединявшая изначально все медицинские факультеты страны, а также клиники при университетах. Сейчас практически все учреждения здравоохранения страны объединены в эту сеть. Это уже не несколько сот клиник, а несколько тысяч. Когда другие страны Латинской Америки увидели, что сделали бразильцы, то присоединились к ним. Сейчас это огромная сеть. Нам тоже нужно сделать что-то подобное. Представляете, какие возможности для обмена знаниями и опытом откроются, если объединить Сеченовку, Пироговку, Стомат?

Или возьмем Индию. В свое время СССР помог индийцам создать центр космических исследований в Бангалоре. На базе этого центра при активной поддержке правительства они реализовали проект «Национальные телемедицинские системы Индии», создав сеть из 1,5 тыс. сельских клиник и оснастив их телемедицинским оборудованием. Они также построили в Лакхнау прекрасный телемедицинский центр, который может обслуживать всю страну. В России тоже есть сеть, включающая 21 федеральный телемедицинский центр. Но, помимо местных телемедицинских центров, нужны диспетчерские, куда будут стекаться заявки на консультации «врач – врач». А данные из диспетчерских должны передаваться в большой центральный телемедицинский центр для обеспечения более эффективных консультаций и улучшения управления здравоохранением. Все это нужно соединить в единую национальную телемедицинскую систему.

По примеру индийцев можно организовать и зарубежные консультации. Ведь ни одна страна не может решить все проблемы по всем болезням. В свое время Индия подарила африканским странам простенькие телемедицинские центры для проведения телеконференций. Индийские врачи через них уже много лет читают лекции своим африканским коллегам. Угадайте, к кому те потом обращаются за профессиональными консультациями. А учитывая их регулярность и количество, консультации многократно окупили затраты на установку оборудования. Россия легко могла бы перенять это опыт, тем более что половина нынешних министров здравоохранения Африки училась в Советском Союзе. На телемедицине можно и нужно зарабатывать!

Конечно, и у Индии, и у Бразилии не все так гладко: охват у созданных телемедицинских центров колоссальный, а функции оборудования простейшие, например передача ЭКГ.  Конечно, телемедицина должна решать более сложные задачи, с которыми одному врачу справиться не под силу. Это основная ее функция. Однако в сочетании с многофункциональными телемедицинскими центрами и передвижными телемедицинскими комплексами единая телемедицинская система становится социально и экономически эффективной.

Беседовала Валентина Глянцева

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2019 Фонд «Общественное мнение»