• Редцех

Страх перед онкологией крадет драгоценное время

Пережив личную трагедию, Кристина Чебан призывает не бояться диагноза, потому что это может помешать лечению

qr-code
Страх перед онкологией крадет драгоценное время

Хочу затронуть очень важную и достаточно страшную тему онкологии. И если бы мне не пришлось столкнуться с этим заболеванием, я вряд ли решилась бы заговорить о нем. История, которую я расскажу, имеет прямое отношение к моей семье. Еще несколько лет назад я даже не задумывалась о раке, знала только то, что это страшно и не всегда излечимо, искренне сочувствовала тем, кому пришлось столкнуться с ним, но сама не желала верить, что однажды он коснется меня. Сама я, слава богу, здорова. Но недавно потеряла маму. У нее была онкология, и мы ничего не могли с этим поделать – слишком много времени было потеряно. Именно потеряно.

Моя мама была обычным человеком, со своими убеждениями, страхами, взглядами на жизнь. Проблемы со здоровьем у нее начались в период менопаузы. Сначала нарушился менструальный цикл, что вполне объяснимо в таком возрасте, потом начались боли внизу живота. Были и другие сигналы, о которых я сейчас не хочу писать, но мама предпочитала не обращать на них внимания.

Наверное, мама не думала, что все может закончиться вот так. По врачам она никогда не ходила: сначала ничего не беспокоило, после не было времени, затем появилось недоверие к медицине. Так и прошло время. А когда проблемы все-таки начались и мама уже не могла это скрывать, свой отказ идти к врачу она объясняла страхом услышать то, что в результате оказалось правдой, то есть то, что все равно услышала. Но к тому времени, когда мама все же обратилась к врачу, последствия стали необратимыми. Диагноз звучал так: «ЗНО тела матки состояние после РДВМ 1а кл. гр.» В тот момент для нас эта формулировка была чем-то совершенно непонятным, но не для медиков. И они знают, что такой диагноз – не приговор, излечение возможно. Не исключаю, что и в нашем случае все могло бы обернуться иначе, если бы не обстоятельства.

Не могу утверждать, что именно страх был причиной того, что у мамы случился инфаркт. Страх, который и без того не давал ей покоя год за годом. Страх, который сыграл с ней злую шутку. И когда правда вылезла наружу, ее сердце не выдержало. Мне остается лишь догадываться, что она напридумывала себе за время одиноких размышлений. И, наверное, именно этот страх послужил толчком к еще одной проблеме.

Инфаркт у мамы случился ровно через час после того, как она услышала слова доктора: «Что ж, как мы и предполагали, у Вас рак. Зачем же Вы так затянули с походом к врачу? Теперь ситуацию будет сложно исправить». Мама приехала домой, села на диван и…

Меня вызвали с работы мои дети. Хорошо, что в тот период они гостили у мамы и как раз были дома. Они позвонили мне и сказали, что бабушке плохо. Скорая приехала очень быстро. Прекрасные врачи, спасибо им большое! Но всю дорогу до больницы я думала. Я не хочу никого ни в чем обвинять, маму мне это не вернет. Но разве можно пациентам говорить такие вещи? Почему доктор не позвонила родственникам? Мама же пришла одна, одна выслушала этот ужас, одна уехала домой, терзая себя всю дорогу. То, чего мама так боялась всю жизнь, с ней произошло. И в тот момент рядом с ней не оказалось никого, кто мог бы поддержать, успокоить, заверить, что мы не сдадимся и все в итоге будет хорошо. Сейчас меня не оставляет мысль, что если бы тогда мы были рядом, то инфаркта могло бы и не случиться. Но нас не было. И теперь мне жить с этой тяжкой мыслью.

Дальше начались бесконечные обследования, анализы, наблюдения. Одно заболевание исключало лечение другого. Рак невозможно было лечить, потому что в процессе используются препараты, которые нельзя применять при болезнях сердца. Врачи стали от нас открещиваться. Это и понятно – кому нужна смертность на столе. Анестезиолог нам так и сказала: «Если бы речь шла о спасении жизни в данную секунду, я, может, и рискнула бы. А так я ее на стол не возьму». В общем, операция отпала.

Химию и облучение тоже делать было нельзя, для этого нужно было сначала стабилизировать работу сердца. Нам сделали коронарографию, поставили два стента в сердце и отправили домой восстанавливаться.

Спустя год нам удалось наладить работу сердца. Новым, конечно, оно не стало, но приступов больше не было, кардиограмма вселяла надежду на будущее. Но, к сожалению, у рака были свои планы. Опухоль все это время росла, ведь с ней даже не пытались бороться. В конце марта этого года моей мамы не стало. Я никого не виню, только самих себя. Ведь это мы позволили себе и ей бояться, потеряли много времени, не сумели пробудить волю к жизни, упустили шанс.

Сегодня я хочу обратиться ко всем. Пожалуйста, только не бойтесь. Идите, проверяйтесь, диагностируйте, исключайте! А если что-то не так, помните, что на ранней стадии поправить все намного легче. Не упускайте возможность, не теряйте время! Полное отрицание того, что однажды это может случиться и в вашей жизни, только повышает вероятность быть застигнутыми врасплох. Хотя и паническая боязнь онкологии может сыграть злую шутку. Нужно просто отдавать себе отчет в том, что эта беда существует, и своевременно проводить профилактику. Проявляйте заботу о себе и своих близких. 

Попробуйте создать свою статью!

Создать

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2019 Фонд «Общественное мнение»