• Практики

Зачем медикам социальные сети?

Такой вопрос Здрав.ФОМ задал в мессенджере Facebook. Через пару минут нам написал заведующий отделом рентгенохирургии и аритмологии РНЦХ имени Б.В. Петровского, профессор Сергей Абугов. Ответил он на этот и другие наши вопросы

qr-code
Зачем медикам социальные сети?

– На запрос «social media in endovascular cardiology» («социальные сети в эндоваскулярной кардиологии») Google выдает 267 тыс. ответов. Сергей Александрович, почему соцсети и мессенджеры настолько востребованы в профессиональном медицинском сообществе?

– В медицинской среде есть большое количество проблем, которые требуют решения, в том числе в неофициальной обстановке. Например, в соцсетях и мессенджерах. Поэтому они перестали быть только средством общения школьников, они стали полезным инструментом для взаимодействия серьезных дядей.

– Общение между врачами в Сети началось не вчера. На заре интернета было огромное количество форумов по интересам, в том числе медицинских…

– На самом деле подобное общение началось задолго до появления интернета. Врачи задавали друг другу вопросы в обычных письмах, отправляли фотографии и даже возили их туда-сюда. А медицинские форумы появились лет 1520 назад. Они и сейчас есть, но профессиональная жизнь в них выродилась, теперь там в основном ведутся консультации больных. У меня сложное отношение к заочным консультациям. Стараюсь не заниматься тем, в чем я сильно сомневаюсь. То, что я считаю необходимым, – это peer-to-peer (равный к равному) – общение с различными экспертами. Все, чем я занимаюсь в соцсетях и мессенджерах, рассчитано на профессионалов.

– По Вашим данным, озвученным на недавнем конгрессе eCardiology eHealth, среди соцмедиа, используемых во врачебной практике, лидируют Facebook и WhatsApp. С чем связаны подобные результаты?

– Опрос «Какой социальной сетью вы пользуетесь?» я проводил именно в Facebook. Поэтому можно было ожидать такого результата. Выборка получилась нерепрезентативная. В Facebook у нас организовалась гигантская закрытая группа – больше 7 тыс. человек. Я думаю, что в ней так или иначе участвуют все эндоваскулярные специалисты России, сосудистые хирурги, кардиологи, в меньшей степени – нейрохирурги.

В WhatsApp важнее общение один на один. Поэтому этот мессенджер, на мой взгляд, не самая лучшая платформа для профессионального общения, хотя группы стали делать и там.

Telegram удобнее, но, поскольку он сейчас нестабилен, мы от него отказались.

Twitter на Западе используется гораздо шире, чем у нас. В нем сложнее с обсуждениями: мало знаков, можно только ссылку выложить. Я им пользуюсь, чтобы медицинские новости почитать: у меня есть подписка на основные журналы, сообщества, некоторых международных экспертов. С утра можно посмотреть ленту: какое исследование сделано, какая статья опубликована.

«ВКонтакте» нам не подходит, поскольку в нашем профессиональном сообществе есть иностранцы.

В Instagram, насколько мне известно, появилось достаточное количество медицинских блогеров. И там идет живое обсуждение.

Помимо соцсетей и мессенджеров, мы все еще используем электронную почту. Кроме того, мы сбрасываем ссылки на «облака» в мессенджере. Например, снимки компьютерной томографии для стентирования аорты – это большие файлы, больше гигабайта. Нам присылают запрос о помощи с приложением таких файлов. По ним мы считаем характеристики стент-графта (это конструкция, предназначенная для коррекции просвета сосудов, трубка со встроенным сетчатым каркасом) и результат отсылаем обратно.

– Как врачи узнают о профессиональных интернет-сообществах?

– Чаще всего врачи знакомятся на различных конференциях и обучающих курсах. Например, на Международной конференции специалистов по транскатетерной кардиоваскулярной терапии. Плюс клиники, фирмы устраивают различные мастер-классы. После этого специалисты находят друг друга в соцсетях. Конечно, по постам можно определить уровень профессионализма врача, но гораздо проще это сделать при знакомстве на подобных мероприятиях.  

– Какие специалисты чаще остальных используют соцсети и мессенджеры?

– Большинство – из эндоваскулярной хирургии (она шире, чем кардиология). Россия лидирует в эндоваскулярном лечении инсульта, и наши врачи пропагандируют свои методы, делятся опытом. Несмотря на то что нейрохирургических процедур достаточно мало, врачи, которые их выполняют, тоже активно используют соцсети и мессенджеры. Ну и, конечно, там много онкологов.

– Что обсуждают врачи в соцсетях при групповом общении и один на один?

– В группе первый, наиболее распространенный, вариант сообщений – это посты, в которых врач хвастается перед коллегами сделанной операцией.

Второй вариант – обращение за консультацией. В кардиологии практически все четко прописано, как в языке программирования Basic: If ... then do. Но многие случаи не укладываются в схемы. Плюс о больных старше 85 лет мы вообще практически ничего не знаем, потому что этот возраст – ограничение для участия в исследованиях. И вот здесь интересно услышать экспертное мнение. А в группах собирается много экспертов. Причем необязательно с большими именами, часто это продвинутые ребята, которые хорошо знают литературу или успели приобрести большой опыт.

Третий вариант – посты в так называемой рубрике «Доколе?». В ней профессиональное сообщество обсуждает какой-то сомнительный случай, сомнительное выполнение операции. Например, что нельзя было делать, где была допущена ошибка. И это очень ценно.

Четвертый вариант – сообщения на несколько отвлеченные темы. Например, о том, что где-то есть вакансия с квартирой. Подобные вопросы тоже нуждаются в широком освещении.

В режиме «один на один», как правило, пересылаются срочные сообщения с фотографиями и короткими видео. Например, если в операционной другого города что-то случается, то врачи фотографируют монитор и спрашивают мнение еще одного эксперта. Я думаю, что это очень сильно off-label, вне инструкции. Такие консультации, конечно, нельзя записать в историю болезни. 

– На западных ресурсах часто поднимается вопрос об этичности подобных обсуждений. А как к этому относятся у нас? И соблюдается ли закон о защите персональных данных?

– Существуют гайды по этике для Twitter и прочих соцсетей. Но и без них все очень просто. Так как я – администратор нашей группы в Facebook, я слежу, чтобы посты были этичными. Но, к счастью, люди уже давно сами придерживаются таких норм. Что касается персональных данных, то они убираются. Все обсуждается так, чтобы невозможно было персонифицировать человека.

Важен стиль изложения, хотя сомневаюсь, что это относится к этическим вопросам. Конечно, все обсуждается достаточно живым языком. Иногда даже чрезмерно живым. Но на форумах музыкантов, полагаю, тоже не нотами разговаривают. Конечно, есть некий профессиональный цинизм. Важно, в каком месте и в каком окружении употребляются те или иные слова. Я стараюсь писать в соцсети так, как я мог бы на брусчатке Красной площади написать.

– Каковы перспективы дальнейшего развития межврачебного общения в социальных сетях?

– Сейчас много разнообразных соцсетей, так что новые ничего не дадут в смысле продвижения. Возможно, появятся какие-то функции, которые сделают общение более удобным. 

Но главное – в соцсетях и мессенджерах идет постоянный обмен информацией. Например, кто-то статью вовремя не увидел, а кто-то увидел и всей группе показал. Да и во время рядового обсуждения той или иной темы врач получает новые знания.

Во всем этом я вижу большой смысл. Постоянное обучение в соцсетях и мессенджерах бесценно. Собственно, так 20 лет назад врачи учились друг у друга по почте.

Беседовала Мария Якубович

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0
Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2019 Фонд «Общественное мнение»